Шантира Шани

शान्तिरशनि

Заметки на объедках ниваны

Previous Entry Share Next Entry
Из «Райква-рахасьи»
Шантира Шани
shantira_shani
Потала о власти.

Мастер Накимура сидел в своей келье и пытался писать очередную главу своего трактата. Текст шёл тяжело, трудно; он всё никак не мог придумать даже название. В очередной раз помучавшись, он бросил кисть на поднос с чернильницей, окончательно решив прогуляться по монастырю [«а если повезёт, то и дать кому-нибудь по шее», мысленно улыбнулся он] – но в этот момент в дверную ширму кто-то тихонько поскрёбся.
– Да, войдите, – сказал наставник.
Ширма с мягким шорохом отошла в бок [нет, всё-таки не зря он потратился на эти новомодные дверные колёсики, сделанные заморскими варварами] и на пороге появилась одна из юных послушниц, очередная внебрачная дочь одного из мелких северных даймё, которых ему периодически навязывает сёгун (мастер Накимура слегка поморщился, вспоминая их с сёгуном последний разговор и очередные не выполненные обещания правителя; по мнению Накимуры, лучше бы их выдавали замуж или, в крайнем случае, сплавляли в «Мир цветов и ив» – он был уверен, что там они будут, как минимум, приносить пользу). Но эта хотя бы не требует к себе особого внимания.
– Я слушаю тебя, – сказал Накимура.
– Наставник, – девушка вошла в келью, опустилась на колени и поклонилась. – Я вчера вечером говорила со старшей монахиней. – Накимура кивнул. – И она рассказала мне о практике «Хлопка одной ладонью». – Мастер приподнял левую бровь.
– Мастер, – девушка ещё раз поклонилась и умоляюще сложила ладони у груди [«а грудь ничё так», проскочила мысль, но он быстро отогнал её], – я прошу вас показать и объяснить мне эту практику [«и вообще она очень даже миленькая» – снова пронеслось в голове и Накимура, зажмурившись, помотал головой]. – Мастер! Ну, пожалуйста! – в голосе девушки были слёзы. – Они все смотрят на меня как на прислугу [«а кто тебе виноват, что твой папенька гордый владелец полуразвалившегося замка рядом с захудалой рыбацкой деревушкой?» – опять пришлось мотать головой, отгоняя не прошенную мысль].
– Ты уверена? – спросил он.
– Да, мастер! – уверенности в голосе послушницы хватило бы на целую дивизию родовитых самураев.
– Хорошо. – Кивнул Накимура. – Убери столик для письма и встань на его место.
Девушка быстро выполнила приказ и застыла перед ним.
– Встань левым боком. – Она развернулась.
– Теперь задери рясу, – девушка вздрогнула. – Просто задери рясу. Только сзади и до уровня пояса и придержи её спереди руками, – девушка послушно выполнила приказ [«а у неё и попка хороша» – снова пронеслось в голове и Накимура снова помотал головой].
– Теперь встань на колени и тихим голосом начинай повторять большой гимн к Западному Бодхисаттве, – и девушка начала читать. Мастер ждал. Наконец, по голосу он определил, что она вошла в транс и коротко, без размаха, как будто выхватывая меч из ножен, сильно ударил её по ягодице.
Чтение остановилось. Девушка посмотрела на Накимуру, отпустила подол, развернулась и поклонилась ему:
– Спасибо, наставник. – Затем встала и вышла из комнаты, прикрыв за собой дверную ширму.
– В стельку пьяный Будда! – выругался Накимура. – А кто будет столик обратно возвращать? – и он потащил столик обратно к себе.

Флейту железную,
Пытаясь достичь просветления,
Истёрли послушницы.

Наставник Ляо сказал:
А трактат он всё-таки дописал. И назвал его «Сокровенные методы дзен в женском монастыре».
Из "Райква-рахасйам"

?

Log in